четверг, 14 ноября 2013 г.

George Benson - Good King Bad

Good King Bad - четырнадцатый альбом американского джазового гитариста Джорджа Бенсона, выпущенный в 1976 году компанией CTI Records. В этом альбоме усиливаются элементы ритм-н-блюза, звучание и аранжировка более ориентированы на танцпол. Good King Bad показывает блестящую сторону фанковой стороны Джорджа Бенсона. Это возможно, последний его альбом в чисто фанк-джазовой манере. В дальнейших своих работах Бенсон уйдет в более припопсованный мягкий джаз, с которым он стал известен более широкой публике по всему миру.

Из интервью с Джорджем Бенсоном, взятого Гари Джеймсом:

ВОПРОС: Это правда, что отчим сделал твою первую гитару из сигарных коробок?
ОТВЕТ: На самом деле, он сделал ее из маминого сундука с приданым. Он стоял у кровати весь в покрывалах и прочих положеных штучках, сделанный из дубовой древесины. Я нарисовал на дубовой крышке эскиз, а отчим вырезал его целый день. Он вырезал его осторожно лобзиком, потому что дерево очень легко может треснуть. А треснет раз, и все считай пропало. Поэтому ему пришлось вырезать его целые сутки. Когда у нас был готов корпус, мы  на 23 доллара прикупили остальные части, и у меня появилась первая электрогитара. Мы сделали это потому, что гитара, которую я хотел, и которая стояла в витрине ломбарда, стоила 50 долларов, что было за пределами наших мечтаний (смеется).

ВОПРОС: Эта история в чем-то перекликается с историей Джими Хендрикса. У него первая гитара была сделана из рукоятки метлы. А сколько людей теряют интерес, если у них не появится настоящая гитара?

ОТВЕТ: Это, по-крайней мере, заставляет тебя потрудиться, чтобы добиться чего-то, и я ценил этот инструмент. Для меня иметь гитару было величайшим благом. Но если одолжить ее кому-то, другие по-другому относились. Я не раз замечал это из моей практики, и из рассказов других.

ВОПРОС: Ты задавался когда-нибудь вопросом, откуда у тебя талант? Это дар Божий?
ОТВЕТ: Ты знаешь, у меня мама любила петь, но она не занималась этим профессионально. Мой отец пел и умел играть на нескольких инструментах, но он никогда не занимался этим профессионально. Он занимался этим в армии. И я всегда горел желанием выступать, петь и танцевать. Да, когда я был ребенком, я еще и танцевал. Я уже в семь лет пел, танцевал и играл на укулеле в ночных клубах.

ВОПРОС: В конце 1950-х было время, когда ты вдруг перестал петь и сконцентрировался только на игре на гитаре. Что было причиной?

ОТВЕТ: У меня был продюсер, которого не интересовало мое пение, и ему не нравился мой голос. Его звали Крид Тейлор, и это был прекраснейший музыкальный продюсер. Он влиял на развитие музыки в мире, и особенно в этой стране. Это он сделал популярной басса-нову. Это он сделал Джимми Смита знаменитым органистом. Это он сделал Уэса Монтгомери знаменитым гитаристом. Он сделал знаменитостями Стэна Гетца и Чарли Бёрда [Паркер, конечно же, имеется в виду]. В общем, он сделал кучу величайших вещей, но он не любил мой вокал. Он постоянно отговаривал меня петь, и после продолжительной бомбардировки как со стороны его, так и со стороны моего тогдашнего менеджера, я в конце концов решил: ОК, мне все равно, за что меня любят люди, до тех пор пока они меня любят.

ВОПРОС: И только Warner Bros. стал первым лейблом, который поддержал твое пение?
ОТВЕТ: Да. Это был Томми Липума. И главная причина, по которой я выбрал его из множества продюсеров, рекомендованных мне в Warner Bros. для записи альбома, была в том, что он сказал мне, что слышал, как я пел лет пять назад, и не может понять, почему эта сторона моего творчества не развивается больше. Он сразу запал этим мне в память. Я сказал себе: это как раз тот парень, который должен продюсировать мой альбом. И я не ошибся в выборе.
ВОПРОС: Что произошло между тобой и Warner Bros. Records?

ОТВЕТ: На самом деле, они предложили мне очень выгодный контракт, но возникли другие проблемы.  Они неверно позиционировали меня, так что это губило мою карьеру. Если Вы были когда-либо на моих концертах, то знаете, что у меня смешанная публика, среди которой очень много белых. Где бы я ни был. А они [Warner Bros.] поместили меня в отдел R&B, и люди, приходившие на мои концерты были даже не в курсе, что у меня вышла новая пластинка, и что эта пластинка даже №1 в чартах R&B. Эти люди никогда и не узнают о том, что у меня вышла новая пластинка, потому что они не слушают ритм-н-блюзовые радиостанции. Вот так пагубно это сказывалось на моей карьере.

ВОПРОС: Согласно журналу Rolling Stone, мэйнстримовые джазовые альбомы, которые ты записал на Columbia, A&M и CTI помогли закрепить за тобой репутацию среди любителей джаза, но это никак не сказалось на продаже пластинок. Не значит ли это, что любители джаза предпочитают скорее слушать музыку "живьем", чем покупать записи?

ОТВЕТ: Я понятия не имею, почему так. Я всегда воображал, что в этом мире очень много людей любят джазовую музыку. Но в этом что-то не то, и подсчитать их не удается. Я могу объяснить это только слабой рекламой джаз-музыкантов. Вся другая музыка очень сильно рекламируется и продвигается повсюду. Музыка кантри рекламируется. R&B играется и рекламируется по всему миру. Мне кажется, джаз не рекламируется на должном уровне, какого он заслуживает. Вот как я понимаю эту проблему.

ВОПРОС: Пытались ли записывающие компании вмешиваться в стиль музыки, которую ты у них записывал?
ОТВЕТ: Постоянно. Я, как правило, делал все наперекор им. И записывал по два джазовых альбома подряд.

ВОПРОС: А мог бы Джордж Бенсон записать альбом рэпа?
ОТВЕТ: Я считаю, это совсем не в моем духе. Не то чтобы, я никогда не стал бы записывать рэп. Я думаю, смог бы. Но в мире рэпа происходит масса негативного, с чем я не хотел бы ассоциироваться. Я думаю, в целом в этой музыке нет ничего плохого, но как они используют это средство для того, чтоб вцепиться мертвой хваткой в наших детей и утащить их в какие-то другие места - я считаю, так не должно быть. Нашим детям не надо ничего такого, что угнетало бы их. Они итак живут в достаточно убогом мире. Не стоит крутить в эфире некоторые рэп-песни, в которых говорится об унизительных вещах.

ВОПРОС: Уэс Монтгомери был твоим первым вдохновителем и гитарным учителем?
ОТВЕТ: На самом деле, нет. Таковым для меня был Чарли Кристиан. А Уэс Монтгомери был моим очень хорошим другом. При жизни он был, бесспорно, чемпионом мира по джазовой гитаре. И быть знакомым с ним само по себе было огромной привилегией. Тусоваться с ним было величайшей привилегией. Это было все равно, что тусоваться с Эйнштейном.

Комментариев нет:

Отправить комментарий